Сколько живут после пересадки почки

Сколько живут после пересадки почки

Пересадка донорской почки позволяет человеку, у которого обнаружена прогрессирующая почечная недостаточность, восстановить здоровье, вернуться к классическому образу жизни. Это главное преимущество данного метода. Но в связи с тем, что найти донора большая проблема, активно развивали учёные в последние годы методы поддерживающей терапии, позволяющей жить без пересадки. При сравнении этих методов могут появиться сомнения – стоит ли пересаживать почку?

Альтернативный метод терапии

Человек может жить при остановке активности почек недолго. Очень скоро в организме начнёт накапливаться жидкость и вредные вещества, которые будут отравлять, препятствовать нормальному течению химических реакций. Есть всего два метода терапии патологии на термальной стадии:

Диализ может быть самостоятельным методом терапии, применятся на постоянной основе или вспомогательным, применяться временно, пока не найден донор. Наиболее эффективным считается гемодиализ. Раньше диализ гарантировал небольшую продолжительность жизни – 5-10 лет. В наше время метод усовершенствован и средний показатель — 20-40 лет. Минусом является зависимость от процедуры. Она может пагубно влиять на психологическое состояние человека. Всю жизнь ходить в больницу несколько раз в неделю, тратить каждый раз по несколько часов, менять планы, постоянно подстраиваться – это требует выдержки, самодисциплины, угнетает.

Пересадка почки позволяет решить проблему быстро, избавляет от регулярных визитов в поликлинику, гемодиализа. Своевременный приём прописанных препаратов – это меньшая нагрузка на психику, самооценку.

Образ жизни после трансплантации

Жизнь после пересадки почки возвращается в привычное русло. Можно ходить на работу, заниматься спортом. Женщина с пересаженной почкой может забеременеть, выносить и родить ребёнка. Однако придётся проходить обследования систематически, пить таблетки, делать уколы, соблюдать диету.

Операция длится в среднем 3-5 часов и уже в первый же день после её проведения пациенту чаще всего предлагают начать восстанавливать активность. После любой операции, независимо от её целей, необходимо некоторое время контролировать состояние пациента. Хирургическое вмешательство – это всегда риск развития воспаления, проблемного заживления ран и не только. Стационарное лечение – часть периода реабилитации.

Питание после трансплантации почки некоторое время осуществляется путём введения питательных растворов в кровь. Это позволяет исключить лишнюю нагрузку. В дальнейшем не рекомендуется набирать лишний вес, ведь это увеличивает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. Повседневный рацион должен быть идеально сбалансированным, содержать в достаточном количестве витамины, белки, жиры, углеводы, жидкость, фосфаты, кальций и другие вещества. Придётся с осторожностью относиться к солёной и сладкой пище, рационализировать их потребление.

Соблюдение рекомендаций врача позволит значительно улучшить состояние здоровья. Важно их соблюдать, ведь пересадку теоретически можно проводить много раз, а на практике ограничения существуют. Здоровье может ухудшаться после любого хирургического вмешательства. Стоимость операции тоже имеет значение. Если после успешной пересадки почки происходит отторжение по неизвестным причинам, иммунная система реагирует негативно, до выяснения и устранения факторов, препятствующих успеху, не следует много раз подряд предпринимать настойчивые попытки, даже если везёт и возможность есть.

Прогноз при пересадке почки

Когда вопрос качества жизни решён, возникает следующий вопрос — сколько живут после пересадки почки? Каждый случай индивидуален, конечно. О рисках, надеждах, перспективах может рассказать только доктор своему пациенту. Но общую статистику тоже важно знать. Она поможет принять взвешенное решение. Она не включает в себя обычно данные о самых успешных случаях трансплантации в истории человечества, предлагает ориентироваться на обобщённые, средние сведения, оценить универсальность терапии.

Кандидата на пересадку ждёт более пессимистичный прогноз, чем кандидата на систематический диализ, хотя и следует учитывать возраст пациента. С точки зрения продолжительности жизни, в одном случае предпочтительнее диализ, в другом – трансплантация. Например, пациенты, перенесшие трансплантацию в возрасте 40-59 лет живут в среднем на 10 лет дольше, чем пациенты того же возраста, проходящие гемодиализ. В возрасте 20-39 лет прогноз ещё более оптимистичен для людей, с пересаженной почкой. Их продолжительность жизни, согласно имеющимся сведениям, на 17 лет больше, чем у пациентов в возрасте 20-39 лет, регулярно проходящих гемодиализ.

Трансплантация в детском возрасте

В детском возрасте пересадка даёт неплохие результаты. Процедура связана с большими рисками, увы, ведь в организм ребёнка пересаживается почка взрослого – донором может быть только человек, достигший совершеннолетия. Органы умершего донора приживаются хуже и прежде чем рисковать здоровьем пациента, использовать в качестве донорского материала внутренние органы умершего ребёнка, следует взвесить дважды подумать.

Почка из сформированного организма является достойным вариантом, вызывающим обоснованное доверие. Главная помеха – она больше по размерам, для её функционирования требуется строго определённый объём крови, она рассчитан на синтез урины в количестве, нормальном для взрослого. Средняя продолжительность жизни пересаженной почки взрослого человека в теле ребёнка – 20 -25 лет. В случае пересадки почки в тело взрослого, цифры не меняются.

Прогноз для взрослых

Согласно статистике, в первый год после операции, если почка была получена от живого донора, отторжение произойдёт в 2% случаев. Если донором стал умерший, вероятность отторжения в первый год возрастает, составляет 6%. И в последующие годы новому элементу угрожает гибель. Этому способствует в первую очередь иммунная система. Почка так и не будет никогда воспринята как нечто родное, естественное, навсегда останется посторонним объектом. Именно поэтому придётся принимать дополнительно лекарства. Любая простуда – угроза. После пересадки почки состоянию здоровья нужно уделять много внимания.

Каждый год функционирования, согласно статистике, почка умирает на 3-5%, если донором является живой человек. Она умирает на 5-8%, в случае, если донором был умерший человек. Такая реакция до конца непонятна. Учёные не знают, почему она гибнет. Это не отторжение как таковое, а постепенное угасание работоспособности. Отторжение – процесс внезапный, развивающийся стремительно, угроза жизни.

Проблема постепенного угасания функций, как и отторжения, решается довольно просто: рано или поздно может понадобиться новая операция либо придётся согласиться на регулярный диализ. Впрочем, к этому моменту в науке может произойти переворот и будет изобретён революционный метод терапии, которому не было равных.

Поиск новых методов лечения

Исследования проблемы почечной недостаточности, реакции организма и вживлённого органа, развития осложнений продолжаются. И. И. Мечников в своих исследованиях фагоцитов, когда-то обнаружил, что во многих внутренних органах в процессе старения клетки замещаются соединительной тканью. Нефроны при почечной недостаточности тоже заменяются ею. Она синтезируется из фагоцитов. Фагоциты захватывают и поглощают, абсорбируют твёрдые частицы, вредные микроорганизмы, выводят их из тела. Они часть иммунной системы, источник болезни в то же время. Соединительную ткань они создают, используя коллагены. Высокое содержание данного белка в моче – один из признаков почечной недостаточности.

Из соединительной ткани состоят оболочки внутренних органов, так называемая сторма, обеспечивающая их форму, целостность. Соединительная ткань нужна для образования, восстановления связок, сухожилий, хрящей, костей, кровеносных сосудов. Из неё состоят рубцы. Коллагенезы – целый комплекс заболеваний, разной этиологии, связанных с патологией соединительной ткани. Это врождённые и приобретённые проблемы со здоровьем. Почечная недостаточность к коллагенезам не причисляется, но связана с этим рядом патологий, как и явление преждевременного старения органов, организма, наружных кожных покровов, появление морщин. Очевидно, что замещение нефронов соединительной тканью – процесс аналогичный старению.

После пересадки органа человек ощущает «прилив здоровья». Затем сталкивается с осложнениями: отторжение, онкология, гангрена, диабет. Как просчитать и миминизировать риски трансплантации?

Трансплантация – вторая жизнь

«Меня мучили приступы удушья до того страшного, что я не знала, куда деть себя. В легких застаивалась вода, и развилась сильнейшая пневмония, я не знаю, как я выжила. Постоянные приступы рвоты. Мне бесконечно хотелось пить. А пить нельзя, чтобы не увеличивать нагрузку на сердце», — так описывала свое состояние до пересадки сердца Алла Гриднева.

Ей сделали операцию в 2004 году, после этого Анна вернулась к работе журналиста, вышла замуж, родила ребенка.

Читайте также:  Травмпункты платные услуги

Трансплантация — самый эффективный способ лечения терминальных состояний. Ее проводят тогда, когда другие методы не могут сохранить человеку жизнь. Можно сказать, что это последняя надежда для многих пациентов.

«Люди с пересаженными сердцами, почками, печенью, легкими живут практически столько же, сколько и те, кого это миновало. Более того, качество жизни этих пациентов вполне достойное: они работают, заводят семьи, рожают детей», — рассказала Марина Минина, руководитель Московского координационного центра органного донорства ГКБ имени С.П. Боткина.

Предотвратить отторжение

Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН. Фото с сайта pochka.org

Но пересаженный орган, как и весь организм в целом, требуют особой заботы — дисциплины жизни. Иначе пострансплантационые риски превысят первоначальную пользу.

— Как правило, человек после трансплантации органов испытывает прилив здоровья. Но жизнь человека после трансплантации — это балансирование между отторжением пересаженного органа, то есть недостаточным подавлением иммунитета, и избыточной иммуносупрессией, приводящей к инфекциям и онкологическим заболеваниям», — рассказал Милосердию.ru Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН.

Отторжение наступает потому, что организм распознает новый орган как «чужой», и иммунная система начинает медленно его разрушать. Признаки отторжения донорского сердца, например, — высокая температура, приступы удушья, боль в груди, повышенная утомляемость, скачки давления, симптомы «простуды».

Чтобы предотвратить потерю органа, пациентам назначают препараты, подавляющие иммунитет. В результате у людей может развиваться пневмония, цитомегаловирусная инфекция, кандидозы, лимфомы, меланомы, карциномы.

— Через 10 лет после трансплантации онкологические заболевания встречаются у 10% пациентов. Это намного выше, чем у популяции в среднем, но и безысходности нет, — отмечает Михаил Каабак.

Не допустить ампутации

Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород». Фото: Павел Смертин

Послеоперационный тромбоз может приводить к гангренам различной тяжести. Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород», рассказала «Милосердию.ru» о двух случаях тромбоза после трансплантации легких, которые привели к ампутации конечностей. Одна женщина лишилась обеих ног до коленных суставов. Сейчас она начала ходить на протезах и учится жить заново.

Другая пациентка потеряла ноги до лодыжек и пальцы рук. Затем у нее началось отторжение трансплантата, открылось легочное кровотечение, и она умерла. Второй случай произошел уже через полгода после операции, что не является типичным. Но, по словам Майи Сониной, в мировой практике и такие ситуации возникали.

После трансплантации сердца у 25-30% пациентов через 5-6 лет развивается ишемия миокарда и различные патологии коронарных артерий (ПКА). ПКА может стать причиной смерти, поскольку болевых ощущений при пересаженном сердце не возникает (оно «денервировано»), и человек не замечает серьезности своего состояния.

Сахарный диабет обнаруживается у 35% пациентов через 2-5 лет после пересадки сердца. Около 2-3% людей, перенесших такую операцию, со временем начинают нуждаться в диализе из-за почечной недостаточности. Кроме того, у них может появиться остеопороз, некроз бедра и другие заболевания опорно-двигательного аппарата, а также неврологические нарушения, эпилепсия, говорится на одном из медицинских сайтов в статье под названием «Трансплантация сердца: взгляд терапевта».

Самый сложный орган — легкие

«Средняя продолжительность работы пересаженной почки, полученной от умершего человека, составляет около 8 лет. Такая же почка, полученная от живого человека, работает около 15 лет. Существуют технологии, которые позволяют эти сроки продлить вдвое. То есть почка, полученная от родственника, может работать в среднем 30 лет», — рассказал Михаил Каабак.

«Наиболее сложный орган – легкие, — продолжил он. — Пятилетнее выживание не превышает 50% для пересаженных легких. Сердце и печень имеют одинаковую, 70% выживаемость, причем для печени нет разницы, получена ли она от живого, или от умершего человека. Это связано с тем, что от умершего человека пересаживают целую печень, а от живого — только часть печени, поврежденную хирургическим путем».

«Пересаженный орган не будет работать бесконечно долго, — предупреждает эксперт. — Все зависит от возрастной категории пациента. У детей утрата функций органа значительно чаще, но продолжительность жизни выше. У людей пожилого возраста происходит ровно наоборот: они умирают чаще, чем теряют орган».

По данным на 2016 год, к концу первого месяца после трансплантации функционируют 97% новых почек, к концу первого года – 93%, через три года – 83%.

После трансплантации сердца большинство пациентов (85–82%) имеют перспективы прожить от 10 до 20 лет. Больше года после трансплантации проживает 88% прооперированных больных, 5 лет – 72%, до 20 и более — 15% пациентов.

42-летний Рупиян Рой пробежал 10 км полумарафона через полтора года после трансплантации сердца, проведенной в индийском госпитале Fortis Malar. Одной из пациенток НИИ им. Склифосовского оставалось жить три дня, когда ей пересадили печень. Через полтора года после операции она родила ребенка.

«Вторая трансплантация – более нудная»

Если отказал трансплантированный орган – это не конец. В России проводят и вторичные пересадки. «Независимо от того, по какой причине погиб первый орган, так или иначе произошла сенсибилизация (повышение чувствительности организма к антигенам, где антиген – вещество, которое организм воспринимает как чужеродное) организма, — объяснил Михаил Каабак. — То есть вторичная пересадка сложнее иммунологически.

А с точки зрения хирургии, почку пересадить второй раз ничуть не сложнее, чем в первый, потому что ее можно пересаживать на сторону, где еще не было операции.

Если же речь идет о печени или о сердце, то хирургические сложности встречаются. То же самое и с легкими, поскольку пересаживать орган нужно на то самое место, где он был до этого, соответственно, хирурги сталкиваются с рубцовыми процессами».

«Мне уже два раза почку пересаживали, — рассказал Милосердию.ru Дмитрий Бабарин,

заместитель председателя Межрегиональной общественной организации инвалидов — нефрологических и трансплантированых пациентов «Новая жизнь». — Вторая трансплантация более нудная получается. Страха такого уже нет, но есть понимание, что эта рутина – восстановление после операции – затянется надолго».

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет»

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет», — заявил ранее в одном из интервью Сергей Готье, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова».

«Бывают ситуации, когда люди расслабляются и теряют бдительность, не выполняют назначения врачей, — отметила Майя Сонина. — Они начинают радоваться тому, что после пересадки легких начали дышать самостоятельно, и пускаются, что называется, во все тяжкие. Мы по таким причинам уже теряли пациентов».

«Трансплантация – сложная технология. Когда человек пренебрегает назначениями врача, он нарушает эту технологию, и ресурс, заложенный в пересаженный орган, снижается», — отметил Михаил Каабак.

Как должен вести себя пациент с пересаженной почкой, рассказал Дмитрий Бабарин: «Первое время после трансплантации надо очень сильно ограничивать физическую нагрузку. Строго соблюдать диету. Многие люди начинают «на радостях» есть соленое (продукты, содержащие калий). Но ведь пересаженная почка поддерживается только таблетками, которые не дают организму ее уничтожить, она очень слабая.

Опять же, алкоголь. Тут и свои-то почки не всегда болят, а трансплантат вообще никак не болит, и можно не заметить опасности. Кроме того, после пересадки приходится принимать много лекарств, и идет удар по печени.

В зимний период обязательно надо тепло одеваться. Нельзя много сидеть в поликлиниках, врачи даже советуют носить маску, потому что для трансплантированного пациента любой «чих» опасен из-за иммуносупрессии».

А вот после трансплантации сердца, наоборот, рекомендуются физические нагрузки, чтобы снизить риск набора веса, а в диете главное – сократить употребление продуктов с высоким содержанием жиров.

Однако от пациента зависит далеко не все.

Доступность лекарств снизит риски

«Главная проблема трансплантированных пациентов – доступность лекарств», — отметил Дмитрий Бабарин.

Подбор лекарства – это основа трансплантологии, считает Михаил Каабак. Но реальность такова, что в рамках льготного обеспечения пациенту заменяют один препарат на другой, в зависимости от того, какой имеется в данном регионе. В Москве, например, по словам Майи Сониной, людям с пересаженными легкими зачастую выдают дженерики.

Читайте также:  Возбудители иппп это

«Даже оригинальные препараты на каждого пациента действуют по-разному, и механически заменять один на другой нельзя. С дженериками все еще сложнее», — подчеркнул Михаил Каабак.

Неслучайно Европейское трансплантологическое общество (ESOT) ранее высказалось за то, чтобы перевод пациента с одного препарата на другой проводился только трансплантологом, так как при замене лекарства необходимо пересматривать все дозировки. В большинстве европейских стран пациенты с пересаженными органами имеют возможность получать одно и то же лекарство пожизненно.

Другая проблема пациентов – неразвитость инфраструктуры. Например, в Москве половину анализов надо делать в одном месте, одну треть анализов — в другом месте, четверть – еще где-нибудь, а одну десятую часть — за свой счет в частных лабораториях. За одним препаратом нужно ехать в одну поликлинику, за другим – в другую, а третий и четвертый искать в аптеках.

«К примеру, пациентам после пересадки почки приходится, помимо клинического и биохимического анализа крови, регулярно сдавать анализы на концентрацию лекарств, антитела, вирусы ПЦР, гепатиты (HBV, HCV), поствакцинальный иммунитет (анти-HBs-антитела, антитела против кори, краснухи, паротита и т.д.), коагулограмму и др. Кроме того, необходимы регулярные анализы мочи и УЗИ трансплантата каждые три месяца.

Для человека, который ведет обычную жизнь, работает, учится, да еще и пробки в Москве, выполнение этих рекомендаций представляет огромную трудность», — отметил Михаил Каабак.

Почему вредно снижать группу инвалидности после пересадки

«Многим пациентам после трансплантации медико-социальная экспертиза пытается снизить группу инвалидности, — рассказал Дмитрий Бабарин. — Они считают, что после пересадки почки человек становится здоровым. Но это не новая почка, человек постоянно пьет таблетки, чтобы трансплантат работал.

А при снижении группы инвалидности урезается и объем медицинской помощи. Например, в случае осложнения человек не сможет ходить. Инвалид первой группы получит бесплатно от государства инвалидную коляску, и ему будет легче передвигаться, а со второй и третьей группой это очень сложно. То же самое и с лекарственным обеспечением.

Даже при вызове скорой инвалидность имеет значение.

Я по себе помню, если при вызове «скорой» просто сказать, что высокая температура, — это одно. А если добавить: «У меня трансплантат, я инвалид первой группы», — то скорая приезжает сразу же».

«Состояние после трансплантации органов и тканей – тяжелое заболевание, которое нуждается, по сути, в паллиативном лечении. Пересадка легких продлевает жизнь, но это не означает, что человек выздоровел», — подчеркнула Майя Сонина.

— Трансплантация – не панацея. Это серьезное, высокотехнологическое лечение, которое улучшает прогноз, продлевает жизнь, но при определенных условиях. Перед ним человек должен просчитать все риски, не стесняясь расспрашивать врачей».

Первую в мире пересадку сердца сделал в 1967 году Кристиан Бернард в ЮАР. В России такую операцию впервые провел в 1987 году Валерий Шумаков. В 2016 году НМИЦ трансплантологии и искусственных органов сделал 132 пересадки сердца, благодаря чему вышел на первое место в мире.

Первая успешная пересадка почки состоялась в 1954 году, печени – в 1956, а легкого – в 1963 году. Сейчас трансплантация органов превратилась в достаточно рутинный и хорошо изученный метод лечения сложных заболеваний. Она спасает сотни жизней взрослых и детей.

Двадцать тысяч россиян, страдающих хронической почечной недостаточностью, «прикованы» к аппарату искусственной почки и несколько раз в неделю вынуждены проходить процедуру гемодиализа. Еще пятьсот наших сограждан стоят в очереди за донорской почкой. О том, кто чаще всего становится донором для больного человека, сколько стоит операция по пересадке почки и можно ли продать свою почку другому человеку, рассказал корреспонденту РИА Новости Татьяне Виноградовой накануне Всемирного дня почки 11 марта директор НИИ трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова Сергей Готье.

— Сергей Владимирович, сколько операций по пересадке почки ежегодно проводится в России? Сколько таких операций проводит Центр трансплантологии?

— После некоторого затишья, когда у нас был провал в трансплантологии в связи с делом 20-ой больницы в 2002-2004 годах, сейчас пошел рост числа операций. И в 2009 году было сделано 820 трансплантаций почки в стране. За год до этого было сделано на 100 трансплантаций меньше. Еще за год до этого – еще на 100 трансплантаций меньше. То есть определенный рост, по сотне в год — это для нас успех.

В нашем Центре выполняется более ста трансплантаций почки ежегодно. В 2009 году мы сделали 106 трансплантаций почки.

— Сколько людей стоит в очереди за донорской почкой?

— Это не совсем очередь. Это так называемый лист ожидания – список пациентов, которые нуждаются в трансплантации, в данном случае, почки. Лист ожидания по стране можно исчислять несколькими сотнями людей — где-то, наверное, около пятисот человек суммарно, может быть, чуть больше.

Но это не значит, что это конечный список. Просто те пациенты, у которых выявлен диагноз, направлены в трансплантационный центр. Там их посмотрели и сказали, что им действительно нужна трансплантация почки, и в связи с этим их занесли в лист ожидания. В этом случае человек понимает, что он должен соблюдать определенные правила. И если ему позвонили по телефону и сказали, что есть донорский орган, он должен немедленно явиться в центр, а не сказать, что, мол, я раздумал, извините, я пошутил. Человек должен для себя принять это серьезное решение.

И потом уже, когда он перенес операцию, он должен следовать рекомендациям докторов и принимать соответствующие лекарства. В противном случае функция трансплантата не сможет обеспечить ему нормальную жизнь.

— Долго человеку нужно ждать своей очереди?

— Это ведь не очередь – сегодня ты, а завтра я. Это зависит от совместимости, от группы крови, от совпадений некоторых показателей по тканевой совместимости. Человек выбирается из листа ожидания в тех случаях, когда это наиболее удачная комбинация органа и человека. Поэтому это еще и воля случая.

Человек может ждать свою почку от одних суток до нескольких лет. Иногда у людей имеются определенные иммунные особенности, которые не позволяют подобрать первый попавшийся орган. Есть разные лабораторные тесты, которые позволяют непосредственно перед самой трансплантацией уточнить, подойдет ли этот орган этому человеку или все-таки лучше ему не делать операции на этот раз, потому что дальше будет трудно избежать реакции отторжения, гибели органа и трансплантация будет сделана зря.

— Как меняется жизнь человека после пересадки почки?

— Как правило, она меняется в лучшую сторону. Очень у многих людей, которые сейчас живут и работают, пересаженные органы. У некоторых сотрудников нашего центра — тоже.

Женщины с пересаженной почкой могут иметь детей. Если это детородный возраст, то почему бы и нет? Только нельзя терять связь с наблюдающими докторами, нужно обращаться за консультацией врача постоянно. И мы этих пациентов вместе с акушерами-гинекологами доводим до деторождения. И нормальные дети рождаются.

— Все ли почки приживаются и есть ли статистика приживаемости почек?

— На данном этапе развития трансплантологии в мире и в России случаи какого-то сверх острого отторжения – только что пересадили почку, печень или сердце, и она сразу отекла и перестала работать – встречаются крайне редко. В принципе, при современном уровне развития фармации иммунодепрессантов, то есть тех лекарств, которые мы используем для подавления отторжения, этот вопрос практически не стоит. Нет такого, что почка не приживется, что орган будет отторгнут непосредственно. В дальнейшем может развиться синдром хронического отторжения, когда в течение многих месяцев, лет работы, функция органа постепенно теряется. Такое может быть. И тогда встает вопрос о ретрансплантации.

Читайте также:  Приготовление толстой капли крови алгоритм

— Сколько раз можно пересадить почку одному человеку?

— Бесконечно, но желательно все-таки делать это реже. Есть, например, случаи, когда пересаженная почка функционирует 30, 20, 15 лет. И это хорошо. Пять-десять лет – это средний срок для функции трансплантированной почки при правильном подборе иммунодепрессантов, при правильном образе жизни. Когда мы говорим о трансплантации почки, это не столь актуально – почка раз и перестала работать. Ведь можно перейти на диализ, потом подготовиться к новой трансплантации. Конечно, это нежелательно, но, тем не менее, такие случаи бывают. Бывают вполне успешные повторные и даже третьи пересадки.

Организм человека в связи с взаимодействием с органом, который пересаживали первый раз, вырабатывает определенный иммунитет. И подобрать повторно соответствующий орган, который бы не был подвержен реакции отторжения сразу после пересадки, уже довольно трудно. Поэтому сроки ожидания повторной трансплантации часто бывают долгими. Одна почка не подходит, другая — и тогда ждут новую.

— Все это время человек живет на диализе. Какова обеспеченность в России диализными центрами? Их достаточно?

— Если сразу так в лоб говорить, то, конечно, не достаточно. Но сейчас эта проблема решается. У нас сейчас на диализе состоит примерно 20 тысяч человек. Каждый год потребность в диализе увеличивается примерно на шесть тысяч человек. Год назад на диализе было где-то 17 тысяч человек. То есть прогресс обеспечения диализными местами на лицо.

Конечно, многое зависит от того, насколько выявляют врачи на местах тех людей, кому показан диализ. Это же нужно прийти к доктору, доктор должен посмотреть и сказать, что у человека почечная недостаточность, взять анализы, посмотреть, в какой степени эта почечная недостаточность выражена, и сказать, что вам, дружок, надо делать диализ и направить его в диализный центр. Но многие люди до врача не доходят: медицинского образования не хватает, а может быть, доктор не в ту сторону направит. И такое бывает.

— Кто сегодня чаще всего является донором для человека с хронической почечной недостаточностью?

— Умершие чаще всего, не родственники. В России нет купли-продажи органов. Донор не получит никакую компенсацию. Если человек умирает, он отдает свои органы даром. Не требуется даже разрешение родственников. И это правильно.

Есть две позиции в мировом праве по этому поводу. Есть презумпция согласия, когда если нет отказа, значит можно. И презумпция информированности, когда нужно спрашивать разрешения родственников или самого пациента. Или, скажем так, человек умер, его нашли, а у него в кармане письмо о том, что он готов стать донором. Это принято за рубежом и на достаточно хорошем уровне поддерживается. В России, как и в Испании и во Франции и во многих других странах Европы существует презумпция согласия, когда и специально спрашивать разрешения не нужно. Если родственники против, тогда — другое дело, никто не будет ни у кого ничего отнимать. Но если нет отказа, то принято считать, что данный умерший человек является донором.

Живой человек тоже может стать донором, но он тоже не может заработать на почке или другом органе. Это противозаконно.

— Сколько стоит пересадка почки? Кто оплачивает послеоперационное медикаментозное лечение?

— Сумма, которую государство обеспечивает, составляет 808 тысяч рублей за любой вид трансплантации. Сейчас пересматриваются стандарты и, видимо, будет какое-то увеличение стоимости, потому что все дорожает: и расходники, и лекарства. Дальше человек пожизненно и бесплатно получает иммунодепрессанты.

— Что нужно делать человеку, чтобы сохранить свои почки здоровыми?

— Если говорить о том, что должен сделать человек, чтобы сохранить сердце здоровым, тут все просто. Не курить, не есть жирного, не пить, не нервничать. С точки зрения сохранить здоровье почки, здесь более сложно, потому что почки — это такой орган, который страдает от разных других заболеваний организма, в частности, инфекционных. Например, можно иметь незалеченный зуб и получить нефрит с поражением почки с дальнейшим переходом в хроническую почечную недостаточность. Поэтому здесь общая культура должна быть, за здоровьем в целом следить нужно.

— Нужно ли как-то менять «донорское» законодательство?

— Закон в достаточной степени цивилизован и основан на зарубежных аналогах и не противоречит ничему. Законодательство менять не нужно, нужно менять отношение населения и медицинской общественности к необходимости развития посмертного донорства органов. Для этого человек при жизни должен знать и понимать, что в случае смерти он может принести какое-то облегчение или выздоровление как минимум пяти людям, продлить их жизнь, продлить нормальную жизнь их семьям. Но это нужно нести у себя в подсознании, не быть настроенным так, что «я умер — и гори все огнем!». Такого не должно быть.

За рубежом существует традиция: если у кого-то умер близкий, то этот человек после смерти стал для кого-то донором. Люди знают, что его сердце пересажено другому человеку, соседу или иногороднему жителю. И между этими семьями завязываются дружеские отношения. Потому что сердце любимого человека продолжает жить в этом человеке. Это очень тонкое понимание, но оно должно быть. К этому надо прийти, это должно быть на уровне национального самосознания.

— Может ли иностранец в России записаться в «лист ожидания» и пересадить себе какой-нибудь орган?

— В Мадриде скоро пройдет конференция, на которой будет обсуждаться вопрос донорства в плане самодостаточности населения страны для обеспечения себя донорскими органами.

Ведь можно поехать в США, заплатить большие деньги, и тебе пересадят орган, а значит, этот орган не достанется кому-то в США. Вопрос: а какой смысл США пересаживать органы людям из других стран? Чисто коммерческий. В нашей стране это исключено, потому что в России дефицит органов, и приезд к нам иностранца, чтобы ему пересадили орган, логически невозможен. Потому что у нас огромные очереди на трансплантацию, которые должны быть удовлетворены. И, соответственно, мы не имеем права делать такие операции иностранцам, даже если они будут платить большие деньги. Потому что мы лишаем своего же члена общества возможности получить этот орган. Это называется трансплантационный туризм, против которого в мире борются все нормальные цивилизованные трансплантологические общества.

И Россия подписала Стамбульскую декларацию, которая говорит о том, что такого рода туризм является вредным явлением и недопустимым для цивилизованных стран.

— Человеку можно пересадить любой орган или есть какие-то ограничения?

— Нет, не любой, потому что нужно знать, для чего пересаживать и что будет потом. Трансплантация – это мероприятие, которое связано с последующим искусственным подавлением иммунитета. То есть мы в какой-то степени создаем иммунодефицит для того, чтобы орган в организме удержался, прижился, функционировал. Создание иммунодефицита – это определенный риск для человека, поэтому для того, чтобы дать показание трансплантации, нужно понимать, что без трансплантации человек обязательно умрет или у него разовьются такие осложнения, от которых он умрет несколько позже. Мы идем на риск именно ради сохранения жизни с помощью трансплантации. Для этого существуют комиссии по отбору на трансплантацию. Это же не просто так: человек пришел и хочет, чтобы ему пересадили почку. Ее пересаживают не потому, что человек завтра умрет, если ему почку не пересадить, а потому, что он становится очень зависим от обстоятельств. Он находится на диализе. А получит он диализ или нет, тоже зависит от обстоятельств: как он будет переносить этот диализ, насколько он будет социально ограничен в этом плане. Получив донорскую почку, человек становится нормальным членом общества.

Ссылка на основную публикацию
Симптомы аппендицита у детей 12 лет
Боль в животе, слабость, повышение температуры тела могут быть симптомами как отравления, так и аппендицита. В последнем случае важно действовать...
Родинка отсохла и отвалилась
Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам. У нас есть строгие правила по...
Родинка под подмышкой значение
В народе считается, что любая отметина на теле человека возникает не просто так. Каждая из них может рассказать знатоку примет...
Симптомы артроза голеностопного сустава
Артроз голеностопного сустава – это хроническая патология хряща сочленения, которая развивается постепенно. При этом ткани становятся тонкими, разрушаются. Если вовремя...
Adblock detector